ПАРТНЕРСТВО БИЗНЕС ТРАСТ - КОНСАЛТИНГ ДЛЯ МАЛОГО БИЗНЕСА (985) 723-84-89 Избранное Письмо Главная

Привлекательный аутстаффинг
с непривлекательными последствиями

Татьяна Дорошина,
главный бухгалтер ОАО «Тверьмолоко»
Журнал "Двойная запись", №10, 2006

В журнале «Двойная запись» № 6 за 2006 год мы предупреждали о рисках минимизации ЕСН с помощью договоров аутстаффинга. К сожалению, наши опасения подтвердились: в Твери налоговикам удалось доказать незаконность этой схемы. О том, как проходила проверка аутстаффинговой схемы, нашему корреспонденту рассказала главный бухгалтер ОАО «Тверьмолоко» Татьяна Дорошина.

Аутстаффинг по-русски

В 2003 году мы учредили четыре независимых ООО - «Персонал», «Кадры», «Алексей» и «Юлия», - основной целью которых было оказание услуг по подбору персонала. В эти четыре общества мы и перевели значительную часть нашего персонала - 396 человек. А «Тверьмолоко» (у нас осталось работать только 83 человека) заключило с этими ООО договоры о предоставлении возмездных услуг по обеспечению трудовыми ресурсами, то есть договоры аутстаффинга.

Нам это было выгодно прежде всего тем, что такая мера позволила существенно сократить издержки на содержание кадровой службы. Кроме того, упростился сам процесс взаимодействия с персоналом. Например, раньше нам приходилось подолгу выяснять вопросы, связанные с мелкими хищениями. Или с сотрудниками, не соблюдающими трудовую дисциплину. После перевода персонала в штат других организаций эти проблемы начало решать их фактически новое руководство. То есть по договору мы могли обязать компанию-провайдера (так принято называть организации, предоставляющие услуги аутстаффинга) заменить не устраивающего нас работника на другого. Подобные вопросы стали разрешаться на уровне взаимного обмена письмами между нашими организациями. А так как вновь созданные фирмы предоставляли услуги аутстаффинга еще и «сторонним» клиентам, они стали даже приносить небольшую прибыль своим учредителям.

На работниках же перемена работодателя фактически никак не сказалась. Их рабочие места и функциональные обязанности не изменились, они получали тот же социальный пакет. Изменилась всего лишь запись в трудовой книжке.

Конечно, нельзя отрицать и экономию на ЕСН. Действительно, всего мы сэкономили 6,8 млн рублей. Однако ничего противозаконного в этом нет - такая форма построения отношений с персоналом, как выведение его за штат, не является новшеством в России. Многие современные компании используют именно такую модель работы.

К нам пришла проверка

Налоговая проверка у нас началась 25 июля 2005 года и была с самого начала похожа на нечто среднее между плохим детективом и дурным сном.

Вначале к нам пришли семь инспекторов, к которым потом присоединились и дополнительные сотрудники из областного УФНС и органов внутренних дел - в качестве еще одного устрашающего фактора. Они вели допросы сотрудников, которых вызывали повестками. Конечно, все эти обстоятельства не могли позитивно повлиять на настрой персонала. Общая атмосфера на предприятии была напряженной, некоторые сотрудники предпочли уволиться.

Допросы происходили с пристрастием. На допросе одному из наших специалистов угрожали тем, что при сложившемся на предприятии положении вещей она не будет получать пенсию. Вообще. Хорошо, что она специалист, разбирается в проблеме. Но ведь большинство наших работников в таких вопросах не разбираются. Естественно, на них оказать давление было намного проще, чем на нее. Поэтому-то многие сотрудники стали рассказывать, что их функциональные обязанности при перемене работодателя не изменились. Косвенно это подтверждалось тем, что прежним для большинства из них осталось и рабочее место. Налоговики придрались к этому факту. Мол, раз сотрудники работали на прежнем оборудовании и на прежних рабочих местах, то значит, они никуда не переводились! Такие претензии оказались для нас сюрпризом: ведь сама идея аутстаффинга и состоит в том, чтобы предоставлять персонал в аренду для выполнения определенных задач и прилагать к этому еще какие-либо орудия труда! Тем более что все эти фирмы были нашими арендаторами и платили нам арендную плату! Конечно, взаимозависимость наших организаций отрицать нельзя. Все они учреждены одними и теми же лицами. Но разве это запрещено законом?

Кстати, нелегко пришлось и нашей бухгалтерии. Поскольку проводилась проверка не только нашего предприятия, но и одновременная «встречка» ООО, предоставляющих нам услуги аутстаффинга. А так как бухгалтерию этих ООО продолжали вести мы, нам пришлось проводить огромную работу по предоставлению самых разных документов: копии всех трудовых договоров, приказов о переводе, авансовых отчетов. Тысячи копий.

Кроме, мягко говоря, неудобств, связанных с проведением проверки, которые отразились на ходе внутренней работы предприятия, мы столкнулись еще и с проявлением негативного отношения к фирме наших контрагентов. Банки стали отказывать нам в кредите. Размер причиненного этой ревизией ущерба деловой репутации предприятия даже трудно оценить.

В итоге решением налоговой инспекции ОАО «Тверьмолоко» было признано виновным в неуплате ЕСН в отношении сотрудников, с которыми, с ее точки зрения, фактически состояло в трудовых отношениях. Причем они посчитали, что мы умышленно ушли от налогообложения, и поэтому штрафы нам насчитали согласно пункту 3 статьи 122 НК РФ - 40 процентов от неуплаченной суммы налога. В итоге компании было доначислено 6,8 млн рублей неуплаченного ЕСН и 4,6 млн рублей пеней и штрафов.

Оказалось, что мы - недобросовестные

Понятно, что мы тут же обратились в Арбитражный суд Тверской области.

Что примечательно, сама сделка по предоставлению услуг по обеспечению трудовыми ресурсами не оспаривалась налоговой инспекцией. Не было также заявлений о признании ее ничтожной. Нас обвинили в недобросовестности. Видимо, для инспекторов гораздо проще обвинить в том, что у нас совесть нечиста, чем доказывать ничтожность проведенных сделок. Магическим выглядело и использование словосочетания «серая схема» уклонения от уплаты налогов - на том основании, что фирмы-провайдеры зависели от нашей компании. А такой способ организации взаимоотношений работника и работодателя, как заявила инспектор, - это «все равно что платить зарплату в конвертах». И это несмотря на то, что ни один нормативный акт нашим предприятием нарушен не был.

А вот судья вел себя корректно и не пытался заниматься обличением виновных. В ходе заседания он пытался выяснить, в чем же состояло нарушение закона, если все договоры были выполнены, налоги уплачены. Мы и не отрицали того, что все организации взаимосвязаны. Однако и деловая цель была - мы пытались максимально оптимально использовать кадровые ресурсы. А вот со стороны налоговиков так и не прозвучало ни одного доказательства незаконности той деятельности, которую осуществляла наша компания.

Мы уже были уверены, что решение вынесут в нашу пользу. Но ошиблись.

Нас обвинили в недобросовестности. Судья сослался на определение Конституционного суда от 8 апреля 2004 г. № 168-О, согласно которому все нормы налогового законодательства распространяются только на добросовестных налогоплательщиков. А так как мы не добросовестные, то на нас налоговые льготы не распространяются. И вообще, как записал суд в своем решении, «недопустимо создавать схемы для незаконного обогащения за счет бюджетных средств». И все это несмотря на то, что формальных признаков незаконной деятельности в ходе разбирательства выявлено не было - компания лишь воспользовалась предоставленным в законодательстве правом заключить со сторонними организациями договор о предоставлении персонала, - суд же признал сделки имеющими своей целью прежде всего уклонение от уплаты налогов.

Доводы, приведенные нашим юристом в пользу обоснованности сделок, судом учтены не были, поскольку (как и указывала налоговая инспекция) организации имеют замкнутую структуру и взаимодействуют исключительно между собой. При таких обстоятельствах фактическая реализация договоров аутстаффинга была признана не имеющей для дела значения.

Создалось впечатление, что, поскольку практики рассмотрения подобных дел в регионе не сложилось, суду проще было поддержать налоговиков, представляющих интересы государства, чем интересы предприятия, которое представило все документы, подтверждающие легальность деятельности. Было ощущение предопределенности решения.

Кроме того, в СМИ неоднократно была озвучена точка зрения налоговых органов о том, что даже схемы, выстроенные при помощи абсолютно законных механизмов, признаются незаконными. Это, безусловно, не отражено ни в каком официальном источнике, но этой линии придерживаются при проведении проверок.

С налоговиками поспорить трудно в силу того, что они обладают определенными административными полномочиями. С ними можно только судиться. Однако в нашем случае судьи встали на сторону инспекции.

Конечно, было бы интересно, чем мог бы закончиться спор, если бы он прошел по судебным инстанциям далее. Но, к сожалению, руководство компании решило не продолжать судебные тяжбы. Правда, не согласившись с размером штрафных санкций, мы подали в суд иск об их уменьшении с 40 до 20 процентов. Арбитражный суд первой инстанции эти требования удовлетворил, но налоговая инспекция решила отстаивать свои интересы далее.

В результате руководством компании было принято решение ликвидировать компании-провайдеры, персонал перевести обратно в штат ОАО «Тверьмолоко». Доначисленный налог и пени по нему были уплачены в полном объеме.

Таким образом, налоговая инспекция, добившись успеха в рассмотренном деле, создала прецедент, доказывающий несостоятельность налоговой оптимизации по ЕСН путем применения аутстаффинга. Следовательно, и другим компаниям, выбравшим данный вариант взаимоотношений с сотрудниками, следует задуматься над тем, каким образом они будут обосновывать деловую цель заключенной сделки по предоставлению персонала в случае проведения подобной налоговой проверки. В том, что череда таких мероприятий будет проведена и в других регионах, сомневаться не приходится, учитывая существующий прецедент.

Тут, правда, вопрос может оказаться и спорным - право в России не прецедентное. И в практике существуют случаи, когда по делам, похожим друг на друга как две капли воды, разными судами выносились совершенно противоположные решения. Будем надеяться...

Основные претензии налоговой инспекции

Претензия
Что делать
Полная зависимость «дочек» от создавшей их компании При создании новых фирм обеспечить их независимость друг от друга.
Наличие одних и тех же лиц в руководстве материнской и дочерних организаций Максимально подробно составить договор об оказании услуг с указанием требуемых штатных единиц и требований к ним.
Дочерние и основная организации находятся по одному адресу Документально подтверждать каждый шаг при работе с фирмой-провайдером - издавать локальные акты о необходимости привлечения стороннего персонала, проводить подробную пред- и постдоговорную работу.
Фактическое место работы сотрудников не изменилось Объяснить сотрудникам правильную линию поведения в случае проведения проверки - какие формулировки использовать, чтобы инспекторы впоследствии не имели возможности использовать их против работодателя.

24.12.2006

©bistrast 2005–2017
Design by Joki
Rambler's Top100
Москва, Зеленоград, 2033, н.п. XXIV
тел. (499)210-33-93, (499)210-33-24