ПАРТНЕРСТВО БИЗНЕС ТРАСТ - КОНСАЛТИНГ ДЛЯ МАЛОГО БИЗНЕСА (985) 723-84-89 Избранное Письмо Главная

Организационно-правовая форма и система налогообложения

Полянин Борис,
журнал "Современная торговля"
№-9 за 2004 год, стр. 27-31.

Налоговая реформа далека от завершения. Она не решает основной своей задачи – стимулирования развития малого бизнеса без нанесения вреда среднему и крупному бизнесу, создание понятных и справедливых механизмов налогообложения. Не выполняет своих задач также судебная власть, искаженны функции правоохранительных органов.

Сегодня начинающий предприниматель стоит перед выбором организационно-правовой формы своего бизнеса и системы налогообложения. Немногие понимают отличия между ООО (общества с ограниченной ответственностью) и ПБОЮЛ (предпринимателем без образования юридического лица), двумя самыми распространенными формами. Объективно ООО предпочтительней, поскольку юридическое лицо позволяет заменить директора, бухгалтера, учредителей, весь штат организации, перевести бизнес в другой город, и при этом остаться  действующей организацией. Время жизни такого бизнеса должно быть больше времени экономической активности конкретного предпринимателя. Однако это единственный аргумент за такую организационно-правовую форму, все остальные – в пользу ПБОЮЛ. Основным доводом, выступающим против создания юридического лица, является повышенная налоговая нагрузка.

       Например, два товарища решили заняться бизнесом. Один зарегистрировал ООО, второй зарегистрировался, как ПБОЮЛ. И тот и другой выбрали одинаковый налоговый режим. По окончании года оба получили доход. Учредитель ООО, выплачивая себе доход в качестве дивидендов, обязан уплатить 9% НДФЛ (налог на доходы физических лиц). У индивидуального предпринимателя весь доход уже его и не содержит более никаких налогов.

Пусть предприниматель решил регистрироваться как ПБОЮЛ и, как большинство субъектов малого бизнеса, намерен заниматься торговлей. До подачи заявления о регистрации ему следует сделать выбор между традиционной (ТСН) и упрощенной системами налогообложения (УСН). В тех регионах, где введен единый налог на вмененный доход (ЕНВД) выбора для начинающих по сути нет – если торговая площадь менее 150 кв. метров – плати вмененный налог и не вздумай получить оплату через банк, тогда на тебя сваляться НДС, ЕСН и НДФЛ.  Налог на вмененный доход в принципе не может быть справедливым. Либо он выгоден предпринимателю, что приводит к недополучению налогов государством, либо он ему невыгоден, что разоряет предпринимателя,  если он вовремя не сменит вид деятельности.

При применении ТСН начинающий предприниматель будет плательщиком НДС (18%), ЕСН (13,2%), НДФЛ (13%) и взносов в ПФ (150 руб/мес).  У него есть возможность освободиться от НДС, но реальность такого освобождения для многих начинающих предпринимателей кажется невероятной.

При УСН - он будет уплачивать единый налог по упрощенной системе и взносы в ПФ (150 руб/мес). Выбирая объект налогообложения по упрощенной системе, он для торговли справедливо предпочтет «доход, уменьшенный на величину расходов». При этом он будет уплачивать 15% единого налога. Уплачивать единый налог в 6 процентов с выручки для торгующих организаций не выгодно.

В Госдуме почти принят закон об увеличении порога валового дохода по УСН, дающего право применять УСН, с 15 до 18,6 млн. рублей в год. При этом Госдума совсем не обращает внимание на другой порог, дающий право на освобождение от НДС, в один миллион рублей за три последовательных месяца. Логично было бы его также индексировать в темпах инфляции или приравнять к порогу для УСН, т.е. увеличить в четыре с лишним  раза.

На первый взгляд, упрощенная система кажется более привлекательной, однако на практике всё иначе. Из-за того, что доход по УСН, уменьшается на закрытый перечень расходов, база по налогу всегда окажется выше, чем при применении ТСН. Именно закрытый перечень и состав расходов по УСН является камнем преткновения в практическом применении упрощенной системы..

Так налоговики настаивают, что применяющие УСН магазины не вправе уменьшать доход на  транспортные расходы, расходы на ведение внешнего бухучета, на строительство и создание объектов основных средств, и многие другие.  С другой стороны, в этот «странный» перечень включены такие экзотические расходы, как расходы на публикацию бухгалтерской отчетности и аудиторские услуги. То, что у упрощенцев нет бухучета,  нет законом установленной обязанности её публиковать и нет обязанности проводить аудиторские проверки, переводит эти расходы в область фантастики, а также показывает «сырость» налогового законодательства. Явные законодательные ляпы не могут или не хотят исправить уже более года. У Госдумы просто не хватает времени заняться большими проблемами  малого бизнеса.

Обманутыми торгующие упрощенцы считают себя и по факту внесения 30 декабря 2002 года изменений в перечень расходов, которые включили в состав расходов стоимость товаров, предназначенных для перепродажи. Судебные разбирательства привели к тому, что судом был установлен факт нарушения права выбора  системы налогообложения в отношении обратившихся в суд предпринимателей. Однако до настоящего времени в Налоговый Кодекс соответствующие поправки не внесены.

Систематический обман предпринимателей государством

Предпринимателей обманывают постоянно на протяжении нескольких лет. Больше всего в этом деле преуспевают налоговые органы. Почти на все обращения к ним предприниматели получают ложный ответ, наносящий ущерб малому бизнесу.

С 2003 года вступила в силу новая глава Налогового Кодекса об упрощенной системе. В ней предусмотрена подача заявление о переходе на упрощенную систему с 1 октября по 30 ноября года, предшествующего году, начиная с которого налогоплательщик переходит на УСН. Многие предприниматели пропустили этот срок и в ответ на своё заявление получили из ИМНС уведомление об отсутствии права на применение УСН. Как законопослушные налогоплательщики они приняли это уведомление как должное. Однако в Налоговом Кодексе нет упоминания о каком-либо уведомлении от ИМНС. Право применения УСН не обусловлено подачей заявления в срок. Мы представляли в Арбитражном суде предпринимателя, который подал заявление на УСН только в апреле 2003 года. ИМНС, освобожденная от уплаты госпошлины, прошла все судебные инстанции и везде получила отказ. Федеральный Арбитражный суд Московского округа указал, что нарушение срока подачи заявления не влечет утраты права налогоплательщиком на применение УСН.

Не отстают от налоговиков и законодатели. 31 декабря 2001 года Президент подписывает закон, вносящий изменения в гл. НК РФ «О едином социальном налоге», которые изменяют объект налогообложения для предпринимателей с патентом. Вместо уплаты фиксированного ЕСН, исходя из стоимости патента, предлагается уплачивать ЕСН, как 1,32 процента от валового дохода! Данный Закон публикуется 01 января 2002 года и по НК РФ должен вступить в силу не ранее чем через месяц после опубликования. Однако налоговики его применяют именно с 01.01.2002, как это записано в законе. Конституционный суд указывает, что закон может вступить в силу «по крайней мере с 01 февраля», но налоговым периодом является год и получается, что вступить в силу он может только с января 2003 года. Таким образом, ни законодатель, ни налоговые органы, ни Конституционный суд не защитил интересы предпринимателей.

Самым дорогим обманом следует считать обман предпринимателей, применяющих упрощенную систему по Закону 222-ФЗ на основании патента, действующую с 1997 по 2002 год включительно. В момент принятия этого закона предприниматель был плательщиком только подоходного налога и взносов в ПФ РФ. В последствии были введены налог с продаж и НДС для предпринимателей. МНС и Арбитражные суды указывали на необходимость уплачивать эти вновь введенные налоги предпринимателям с патентом. Только спустя полгода после прекращения действия Закона №-222 ФЗ  Конституционный суд признал, что предприниматели с патентом не должны были платить налог с продаж и НДС! Кто-то попытался вернуть уплаченные налоги, но подавляющее большинство махнули рукой.

Не отстают от налоговиков и внебюджетные фонды. Одним из последних примеров является попытка штрафовать законопослушных предпринимателей. Так Законом №-27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» установлена обязанность страхователей подавать сведения в ПФ РФ  по форме АДВ-11 до 01 марта года, следующего за отчетным. По этому закону страхователями являются только работодатели. Несмотря на это, тем индивидуальным предпринимателям, которые направили в ПФ РФ формы АДВ-11 с опозданием, предложили уплатить штраф в размере 10 процентов от годовой суммы взносов. Расчет был простой, поскольку сумма штрафа невелика – всего 180 рублей, то предприниматели предпочтут её уплатить, чем спорить с ПФ РФ в Арбитражном суде. Те же,  кто совсем ничего не посылал в ПФ РФ, кроме фиксированных платежей, остались в ПФ РФ незамеченными.

Сама потребность в такой отчетности в ПФ РФ обусловлена тем, что фиксированные платежи получает ИМНС и накопленные суммы переводит в ПФ РФ. При этом теряется информация о плательщике. Вот так – из-за неразберихи между государственными структурами, как обычно, страдают простые предприниматели. Заметим, что об обязанности подавать сведения в ПФ РФ до 1 марта предпринимателю нигде не сообщается. Предполагается, что он должен сам найти закон №-27 ФЗ,  догадаться, что его считают страхователем, найти указанные формы и послать их в ПФ РФ без нарушения срока.

Примеров такого нечестного поведения государства можно приводить бесконечно, причем, чем дальше от Москвы, тем больше вольных трактовок законодательства, тем пассивней представители малого бизнеса.

Дискриминация индивидуального предпринимателя - работодателя

Среди недостатков ведения бизнеса от имени ПБОЮЛ является то, что индивидуальному предпринимателю максимально усложнен найм работников. Ему запрещено делать записи в трудовых книжках. Заключение каждого трудового договора предпринимателю следует регистрировать в ИМНС, ПФ, ФОМС и ФСС. Причем весь этот ряд инстанций следует пройти за 10 дней, иначе от внебюджетных фондов последуют санкции в виде штрафов. В ФСС минимальный штраф за опоздание свыше 10 дней составляет 20 тыс. рублей. Если работник проявил трудовые подвиги, и достоин повышения зарплаты, или провинился, и подлежит увольнению, то вся полоса препятствий снова ждет ПБОЮЛ. На лицо необоснованная дискриминация индивидуального предпринимателя, как работодателя, по сравнению с ООО. Следовало бы законодательно прировнять индивидуального предпринимателя к работодателям с созданием упрощенного порядка регистрации и отчетности во внебюджетных фондах.

Непомерные арендные платежи

В настоящее время, главным фактором, удушающим малый бизнес, в том числе и в торговле, являются непомерные арендные платежи в крупных городах.  Здесь следует обратиться к примеру Германии, где запрещена субаренда нежилых помещений на законодательном уровне и величина арендных платежей регулируется государством. Отсутствие государственного регулирования в этой области ставит  малый бизнес на грань разорения. При этом собственники помещений и арендодатели получают сверхприбыль.

Проблемы кредитования малого бизнеса

Финансирование малого бизнеса пущено государством на самотек. Принимаемые программы поддержки малого бизнеса не выполняются, отношения между кредиторами и должниками не регулируются должным образом.

Несмотря на это постепенно ситуация начинает стабилизироваться:  уменьшается число невозвращенных кредитов, уменьшаются ставки по заемным средствам. Это происходит из-за того, что накапливается кредитная история у каждого заемщика и лица с плохой репутацией просто не допускаются к кредитованию. Развитие этого рыночного регулятора поддерживается созданием законодательной базы кредитных бюро.

Но основная проблема финансирования лежит в судебной системе, а точнее – в исполнении судебных решений. Должник зачастую оказывается безнаказанным из-за невозможности взыскания долга. Невозврат кредита всё чаще будет происходить не в силу злого умысла, а по причине реализации нормальных предпринимательских рисков – товар куплен, но не продается. Милиция, торгинспекция, налоговики и другие имеют право на оперативные мероприятия в отношении кредиторов, а исполнительный пристав может только предъявить требование должнику и всё, и то если застанет его дома.

Предприниматель Штанов взял партию товара на реализацию, но затем ларек  закрыл и товар увез в неизвестном направлении. Кредитор, который предоставил товар, подал в суд. Ответчик в суд не явился и суд вынес решение о взыскании с горе-предпринимателя стоимости товаров. Кредитор получил исполнительный лист и передал его судебному исполнителю.

Через месяц судебный исполнитель по телефону сообщил, что ответчик по указанному адресу не проживает. Что там живет его престарелая мать и в квартире просто нечего описывать - настолько ветхое имущество. Наложить арест на квартиру невозможно, потому что она в социальном найме. Кроме нашего исполнительного листа имеются и другие от других кредиторов. Объявить розыск или провести иные оперативные мероприятия судебный пристав не имеет права.  

Другой сложностью кредитования является несопоставимость финансовых результатов для субъектов, применяющих нетрадиционные системы налогообложения. Известно, что первыми с подобной проблемой столкнулись западные инвесторы. Компании с участием иностранных инвесторов вынуждены были вести учет как по Российскому законодательству, так по правилам международной финансовой отчетности. Зачастую результаты оказывались противоположными – по российскому учету – убыток, по МСФО  - прибыль.

Теперь такая ситуация складывается внутри России с разными системами налогообложения.  Любой банк заботится о возврате кредита и при выдаче должен убедиться в доходности предприятия. Предприниматель нередко берет кредит на приобретение основных средств. При применении УСН с обложением дохода, уменьшенного на величину расходов, основные средства сразу списываются в расходы полностью без начисления амортизации. Это приводит к тому, что вчера прибыльное предприятие завтра становится убыточным согласно налоговой отчетности. Иной отчетности предприниматель вести не обязан, а если и ведет, то достоверность её ни кем не проверяется.

Привлекательность убыточного бизнеса естественно ниже и не только для кредиторов, но и для потенциальных инвесторов. Путь такому бизнесу на вторичный рынок закрыт. Невозможно определить на основе налоговой отчетности  состояние субъекта, применяющего УСН, с обложением дохода, или уплачивающего ЕНВД. Таким образом, применение льготных налоговых режимов субъектами малого бизнеса позволяет несколько сократить налоговое бремя, но при этом приводит к потере ими потенциальных инвесторов и затрудняет кредитование. Государство при этом просто взимает налоги, не интересуясь реальным экономическим положением предпринимателя. При таком положении не стоит рассчитывать, что предпринимателя будут интересовать интересы государства.

Контроль за наличным оборотом

Отдельная проблема - это бестолковый госконтроль за наличным оборотом. В июне 2003 года вступил в силу Федеральный Закон №-54 «О применении ККТ при  наличных расчетах». Однако этот закон государством не выполняется. В соответствии с этим законом в категорию контрольно-кассовой техники (ККТ) занесены ККМ (контрольно-кассовые машины), персональные компьютеры и программно-аппаратные комплексы. Для регистрации и регулирования применения ККТ предусматривалось создание специального Госкомитета. Но началось сокращение госаппарата и  как ранее МНС занималось регистрацией ККМ и ведением перечня разрешенных к использованию кассовых аппаратов, так и по сей день занимается только МНС и только кассовыми аппаратами.

Уже через месяц после вступления в силу Закона было принято постановление Высшего Арбитражного суда, в котором было указано, что применение при наличных расчетах «иных средств, поименованных в законе» (персональных компьютеров и программно-аппаратных комплексов) не позволяет ИМНС привлекать предпринимателей к ответственности по КоАП (Кодексу об административных правонарушениях) за неприменение ККМ. Что это означает? - нигде не поясняется и как поступать нашему предпринимателю в соответствии с Законом не ясно. 

Налоговики представляют ККМ с фискальной памятью, как маленького налогового инспектора, который круглосуточно следит за поступлением наличной выручки. Им так нравится эта идея, что они требуют выдавать вместе с квитанцией приходного кассового ордера и кассовый чек.  Им хочется, чтобы продавцы выдавали два документа об оплате или любое другое количество, но только с наличием кассового чека: прямоугольный клочек бумажки с напечатанными на нем буквами и цифрами для них кажется большим доказательством факта оплаты, чем квитанция приходного кассового ордера с подписями и круглой печатью.

Конечно, вступление в силу Закона №-54 не привело к отмене ранее действующих документов об оплате. Не изменился порядок ведения кассовых операций, не запрещено выдавать деньги поставщику по доверенности от него. Но налоговики будут пытаться доказывать эти расходы  документально неподтвержденными, если не увидят любимого кассового чека.

При проверке ПБОЮЛ налоговая инспекция установила, что ПБОЮЛ заявил в декларации доход вдвое меньший, чем показывает фискальная память его кассового аппарата. ИМНС предъявила требование о доплате налога и уплате штрафа. ПБОЮЛ отказался. ИМНС подала иск в суд и во всех инстанциях проиграла. На суде ПБОЮЛ заявил, что были дважды по ошибке пробиты чеки на большую сумму, которая фактически в кассу не поступала. Суд в мотивировочной части указал, что показания некоего электронного устройства не могут служить доказательством факта оплаты, который происходит в определенное время, в определенном месте с конкретными участниками сделки – покупателем и продавцом. Таким образом, любовь налоговиков к ККМ будет продолжаться  ровно столько, сколько предприниматели будут бояться отстаивать свои интересы в суде и не перестанут уважать фискальную память, электронную защитную ленту и тому подобную ерунду.

Абсурдно выглядят требования налоговиков о применении ККМ даже при разовых расчетах наличными. Множество предпринимателей оказывает услуги, например, посреднические, по доставке товаров на дом, по ремонту или строительству, по проектированию и переводу с иностранных языков, по уходу за детьми и престарелыми, и т.д.. Расчеты наличными при этом происходят не чаще, чем раз в месяц. Для учета пяти – десяти фактов наличных расчетов в год глупо требовать приобретение КММ и постановку её на учет в ИМНС, особенно от применяющих ЕНВД или упрощенную систему налогообложения с обложением дохода налогом в шесть процентов – расходы на ККМ не будут уменьшать базу по налогу и будут являться прямыми потерями предпринимателя. В этом случае налоговые инспектора не видят нарушения в применении предпринимателями бланков строгой отчетности. Но сколько времени они не будут это замечать – не ясно, возможно завтра какой-нибудь новый налоговый начальник решит, что с этим пора кончать и множество предпринимателей мгновенно окажутся нарушителями.

Регистрация и налогообложение

Либеральный подход к субъектам экономических отношений предполагает, что тотальный контроль за каждым предпринимателем для всего общества стоит несопоставимо дороже, чем доверие к собственному населению с одновременным выборочным контролем и привлечением к ответственности нарушителей. Рядовой гражданин более законопослушен, чем это кажется налоговикам и правоохранительным органам. Также следует учитывать, что доверие рождает доверие.

Одна из функций государства – это регулирование рыночных отношений.  Попытка упростить налогообложение, учет и отчетность у нас выходит боком. Придумываются разные сочетания налогов вместо рационального и научного их обоснования.

Например, в США налогообложение малого бизнеса строится по принципу налогообложения физических лиц. Причем это не зависит от того, ведет ли деятельность предприниматель от своего имени или от имени юридического лица. Исключение составляют акционерные общества и корпорации, регистрация которых проводится по решению органов местной власти. Ведение деятельности от собственного имени в развитых странах вообще не требует регистрации, поскольку не создает новых прав и обязанностей.

Только в слаборазвитых странах понимание налогообложения населением требует отдельной регистрации для того, чтобы фискальные органы получили информацию о намерении гражданина осуществлять предпринимательскую деятельность. Только у нас регистрация такого намерения позволяет государству получать дополнительный доход как от самой регистрации (госпошлина), так и от штрафов за не вовремя поданные нулевые декларации. Только у нас необоснованно усложняют даже сам процесс уплаты налогов и сборов.

Декларирование и уплата налогов

Обычный гражданин желающий уплатить налог или сбор должен указать в квитанции на уплату: ИНН получателя (10 цифр), расчетный счет  (20), корсчет (20), БИК (9), КБК (12), ОКАТО (13),  лицевой счет (12), код регистрации в ПФ (12), свой ИНН (12), суммы и названия, -  и всё это в двух экземплярах (!) и для того, чтобы уплатить всего 2 рубля. Для подавляющего большинства это почти невыполнимая задача.

При современном развитии техники автоматизировать заполнение такого рода платежных документов не представляет труда, но государству выгодны ошибки налогоплательщиков. Они обеспечивают занятость армии контролирующих работников с мизерной зарплатой. Если платеж попал не туда, то можно и оштрафовать. А то, что сама бумага и обеспечение контроля платежа стоят больше, чем полученный государством налог, наше правительство не волнует. 

Если на законодательном уровне  запретить уплату налогов и сборов менее, например,  100 рублей, то высвободилось бы множество чиновников. Эти маленькие суммы, разумеется, не прощать плательщикам, а накапливать, и когда их величина превысит 100 рублей предложить налогоплательщику уплатить её. Для этого можно и самому чиновнику распечатать квитанцию на уплату через Сбербанк и послать её налогоплательщику, что позволит избежать ошибок и неточностей.  Для простоты обработки ряд цифровых данных следовало бы указывать в квитанциях с помощью штрихкодов, что ускорит их обработку и уменьшит вероятность ошибок. Например, в Крыму уплата коммунальных платежей производится по платежным документам от жилищных контор с применением штрихового кодирования. В этом вопросе Россия отстала даже от Украины.

Также следует отменить подачу нулевых деклараций и расчетов. Экономия от сохраненной бумаги и от рабочего времени на их обработку несопоставима с эффектом от  их подачи. Если же предприниматель не подал ненулевую декларацию, когда он обязан был это сделать, то он и так будет наказан по НК РФ.

Формы налоговых деклараций требуется упростить. Глупо требовать от малого предприятия (ООО) заполнять декларацию по налогу на прибыль, как для нефтяной компании, на 28 страницах. В частности, следует отказаться от вписывания цифр в квадратики, поскольку это сложно для обычного человека и не имеет никаких рациональных обоснований. При автоматическом вводе рукописных деклараций в компьютер, как об этом неоднократно заявляло МНС, такие методы не позволяют правильно считать информацию. Меж тем в банках давно и успешно сканируют платежные поручения, напечатанные на принтере любым шрифтом, в которых нет пресловутых квадратиков для ввода рукописных цифр.

Каждому ведомству, получающему от населения какие-либо платежи, следует в кратчайшие сроки обеспечить доступ через Интернет налогоплательщикам с целью  контроля их задолженности перед этим ведомством. Технически это сделать несложно. Также можно было бы  автоматизировать заполнение и печать деклараций и расчетов для ИМНС, ФСС, ПФ, ФОМС, подготовку платежных документов для уплаты налогов и сборов через Сбербанк. Все эти технические решения позволили бы избавиться от рукописных деклараций и реально сократить число чиновников, контролирующих платежи, а оставшимся обеспечить достойную зарплату. 

Роль личности в истории малого торгового бизнеса в России

Однако на это рассчитывать не приходиться. Всем давно стала очевидной, например, несправедливость взимания НДС с авансов. Даже Президент России В.В. Путин это признал в своем ежегодном послании, но, как это ни странно, никаких действий за этим не последовало. Оказалось, что отмена этой нормы нанесет ущерб бюджету страны и на восстановление нарушенных прав не способен повлиять даже президент страны. Это очень печально, когда бюджет держится на несправедливости.

Для малого бизнеса с 2003 года настали трудные времена. Кроме нормальных рисков предпринимательской деятельности добавляются политические риски, изменчивость и непоследовательность законодательства. Уничтожить малый бизнес можно быстро, однако возродить его крайне трудно. Отсутствие социального стабилизатора негативно скажется для всего населения нашей страны.

30.09.2004

©bistrast 2005–2017
Design by Joki
Rambler's Top100
Москва, Зеленоград, 2033, н.п. XXIV
тел. (499)210-33-93, (499)210-33-24